ВКЛ / ВЫКЛ: ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц
Версия для слабовидящих

«Суджанский колледж искусств имени Н. В. Плевицкой»

Областное бюджетное профессиональное образовательное учреждение

«Суджанский колледж искусств имени Н. В. Плевицкой»

Областное бюджетное профессиональное образовательное учреждение

МЕНЮ
75 лет Великой победе   
2
мая
2020

Литературно-музыкальная композиция "Песни, опаленные войной"

Вот уже даль дневную окрасил вечерний свет…

Что же меня волнуют песни военных лет?..

Что-то для нас святое скрыто в их глубине,

Строки, какие стоя хочется слушать мне.

Спустя много лет после войны напишет это стихотворение поэт Михаил  Матусовский.

Казалось, тяготы и страдания военного времени не оставляли места для песен, нокрасивые мелодии и жизнеутверждающие стихи всегда приходили солдатам на помощь: сопровождали в походе и на привале, а иногда и в бою. Песни были требовательным командиром, веселым и неунывающим солдатом, ласковой медсестрой, нежной и любящей матерью, женой и невестой. Они вселяли надежду, веру в Победу.

Военные песни поднимали боевой дух защитников ещё с былинных времён. Самая древняя из сохранившихся ныне композиций русских дружинников датируется Х столетием. А благодаря дошедшей до наших дней в летописи XIV века песне «В великом Нове-городе стоят мужи новгородские...», историки узнали об участии новгородских полков в Куликовской битве. Легендарный атаман Ермак покорял Сибирь в компании песельников с народными инструментами, которые были специально выписаны им для поднятия боевого духа своих казаков. Петр I в 1722 году издалпредписание каждому полку иметь собственный оркестр. Суворовские чудо-богатыри шли на штурм Измаила под казацкую песню «Ночи темны, тучи грозны...». И так можно продолжать бесконечно. Стоит ли говорить, как важны были жизнеутверждающие, патриотические,победные и даже лирическиепесни во время одной из самых страшных и продолжительных войн - Великой Отечественной.

Они звучали буквально с первого и до последнего дня войны. Песни рождались на фронте и в тылу, поднимали бойцов в атаку, согревали сердце на привале, помогали выстоять, выжить и дождаться близких тем, кто оставался у станков и в поле.

Песня стала духовным оружием фронта и тыла.

Артистические бригады работали на важнейших участках советско-германского фронта во время решающих битв Великой Отечественной войны. На передовой они рисковали не меньше, чем солдаты, попадая под обстрел, бомбёжки и в окружение врага.

Когда в помещение цирка, где Клавдия Ивановна Шульженко пела перед бойцами, уходившими на фронт, вдруг стали падать фугасные бомбы, зал был в панике, музыканты тоже. А Шульженко продолжала а-капелла: «Падал с опущенных плеч...» После её выступления офицер спросил: «Откуда у вас такое самообладание?» Клавдия Ивановна ответила: «Я — артистка».

За годы войны работники искусств дали 23 949 концертов и спектаклей, на которых присутствовали почти 13 миллионов человек.

Говоря о музыкальной летописи войны, мы несомненно должны начать с произведения, которое считают своеобразным гимном Великой Отечественной – «Священная война».

Наброски этого стихотворения поэта Василия Ивановича Лебедева-Кумачапоявились еще до войны как впечатление от просмотра кинохроники бомбардировок городов Испании и столицы Польши. Но окончательно строфы сформировалось буквально в день нападения Германии на СССР. Беда, обрушившаяся теперь на собственную Родину, дала поэту импульс доработать текст.

Впервые страна услышала стихи 24 июня 1941 года по радио в исполнении актёра Малого театра Александра Остужева. И в тот же день со знаменитой первой строчкой «Вставай, страна огромная!» они были опубликованы в «Известиях» и «Краснойзвезде».

Стихотворениев газете прочитал руководитель Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной Армии Александр Васильевич Александров. Оно произвело на него такое сильное впечатление, что он сразу же сел за рояль и сочинил музыку, а на следующий день объявил на репетиции о том, что в репертуар вводитсяновая песня: «Священная война». Написал мелом на грифельной доске слова и ноты, а певцы и музыканты переписали их в свои тетрадки. Еще день – на репетицию с оркестром, и вечером - премьера на Белорусском вокзале, узловом пункте, откуда в те дни отправлялись на фронт боевые эшелоны. 

Вокзал был заполнен бойцами. В походном снаряжении они сидели на скамейках, рундуках, чемоданах, дымили махоркой. В зале - шум, резкие команды, звуки радио. Группа Ансамбля поднялась на импровизированный помост…Слова ведущего, о том, что сейчас впервые будет исполнена песня «Священная война», тонут в общем гуле. Но вот поднимается рука Александра Васильевича, и зал постепенно затихает... С первых же тактов песня захватила бойцов. А когда зазвучал второй куплет, в зале наступила абсолютная тишина. Все встали, как во время исполнения гимна. У многих слезы на глазах. Песню просили исполнить пять раз!

Так начался её славный и долгий путь. «Священная война» стала музыкальной эмблемой Великой Отечественной. Ее пели всюду – на переднем крае, в партизанских отрядах, в тылу. Широкая мелодичная распевность композиции наряду с грозной поступью марша вдохновляла и поднимала боевой и моральный дух бойцов Красной Армии, особенно в суровых оборонительных боях. Маршалом Победы Георгием Константиновичем Жуковым она была названа «бессмертной».

С октября 1941 г. и до конца Великой Отечественной войны песня звучала каждое утро после боя курантов по всесоюзному радио.

Автор «Священной войны» Александр Васильевич Александров в свое время писал: «Я не был никогда военным специалистом, но у меня все же оказалось могучее оружие в руках – песня».

В послевоенное время ни одни зарубежные гастроли Краснознамённого ансамбля песни и пляски Советской Армии им. А. В. Александрова не обходились без исполнения «Священной войны», с которой началась долгая и тяжёлая дорога к Берлину, к Победе.

(Во время рассказа на экране фотографии авторов песни, исполнителей, Белорусского вокзала, перрона)

Не менее значимое место на фронтах и в тылу заняла песня «Тёмная ночь» Никиты Богословского на слова Владимира Агатова, написанная для фильма «Два бойца». Даже если вы ни разу не смотрели картину от начала до конца, вы наверняка видели, как Марк Бернес в образе Аркаши Дзюбина поёт лирическую балладу о своих близких.

История создания всенародно любимой песни очень интересна. Во время работы над картиной у режиссёра Леонида Лукова никак не получалось снять эпизод написания солдатом письма. Расстроенному из-за множества безуспешных попыток режиссеру неожиданно пришла мысль, что украшением сцены могла бы стать песня, передающая чувства бойца в момент написания письма родным. Не теряя ни минуты, он поспешил к Никите Богословскому.

Композитор вспоминает: «Однажды вечером пришёл ко мне Леонид Луков и сказал: «Понимаешь, не получается у меня никак сцена в землянке без песни». И так взволнованно, так талантливо рассказал мне и тему песни, и её настроение, что я, сев к роялю, сразу, без единой остановки сыграл ему мелодию. А поэт Владимир Агатов, приехавший мгновенно по просьбе Лукова за пару часов написал стихи на уже готовую музыку.

В этот же день, известный в СССР киноактёр и певец Марк Бернес записал фонограмму для песни и эпизод сняли в течение суток.

Позже записывая «Тёмную ночь» в студии граммофонных пластинок, все девушки-техники плакали. И испортили первый тираж, залив слезами матрицу...

Однажды, поэт Константин Симонов сказал Владимиру Агатову: «Мы с тобой по немцу убили. Я - «Жди меня», а ты - «Тёмной ночью».

Песня успешно преодолела десятилетия, и, помимо самого Бернеса, исполнялась целой плеядой выдающихся голосов: Леонидом Утёсовым, Иваном Козловским, Владимиром Нечаевым и многими другими, но главное, она с первых нот завоевала сердца слушателей.

Ещё одна лирическая песня, о которой хотелось сейчас рассказать - ровесник Сталинградской битвы. «Случайный вальс» написана как раз в дни, когда отмечали победу над армией вермахта в городе на Волге.

В феврале 1942 года поэт Евгений Долматовский опубликовал в газете Юго-Западного фронта «Красная Армия» стихотворение под названием «Танцы до утра».

В своих воспоминаниях поэт делился, что никакие военные тяготы не могут заглушить лирику жизни: знакомства, откровенные разговоры, влюбленности. И отмечал, что в название стихотворения он поместил текст традиционного объявления танцевальных вечеров, которые устраивались в клубе, когда воинские колонны останавливались на ночёвку в селе или маленьком прифронтовом городке.

В декабре 1942 года Евгений Долматовскийпоказал своё стихотворение композитору Марку Фрадкину, в соавторстве с которым ранее была создана «Песня о Днепре». Марк Григорьевич на трофейном аккордеоне сразу наиграл вальсовую мелодию. Но тем не менее написание слов для новой песни пришлось отложить — завершалась Сталинградская операция, и для поднятия духа советских войск требовались другие - боевые песни.

В начале 1943 года, после окончания Сталинградской битвы, Долматовский и Фрадкин были приглашены на заседание Военного совета Донского фронта, где им обоим были вручены ордена Красной Звезды. Отвечая на вопрос о творческих планах, Долматовский рассказал командующему фронтом Константину Рокоссовскому об идее создания песни на основе стихотворения «Танцы до утра». Присутствовавший там же начальник политического управления фронта Сергей Галаджев предположил, что в результате должно получиться что-то вроде офицерского вальса. Долматовскому название понравилось.

На следующий день поэт и композитор уже были в поезде, который направлялся на север. Поезд шёл медленно, с остановками: путь от Сталинграда до Ельца занял семь суток. За это время и был сочинён «Офицерский вальс».

Но когдаСталин прослушал песню, он возмутился: как же хрупкая девушка может достать до плеча высокого сильного советского офицера?! Не понравилось Иосифу Виссарионовичу и название «Офицерский вальс»: офицер должен не танцевать, а воевать. Вот таким образом песня стала называться «Случайный вальс», а «погоны» превратились в «ладони».

Первым исполнителемстал Леонид Утёсов. Композиция быстро приобрела популярность — многие артисты, выступавшие перед солдатами во время Великой Отечественной войны, имели её в своём репертуаре. 

Одним из самых ярких символов Великой Отечественной войны является «Катюша» - песня, которую в Красной Армии знал каждый боец. В отличие от большинства военных песен той поры, она была создана в предвоенное время.

Начиналось всё с нескольких строк стихов, написанных Михаилом Исаковским, автором популярных в то время песен: «И кто его знает», «Прощание», «Любушка» и ряда других. Поэт, по его собственному признанию, не знал, что дальше делать с Катюшей до тех пор, пока судьба не свела его с Матвеем Блантером.

Композитора настолько поразили «очень звонкая интонация» и «причудливая игра ударений» в стихах Исаковского, что он попросил поэта оставить ему написанные строки, и, как позже вспоминал сам Блантер, с тех пор он «буквально не находил себе места». Всё его воображение было занято «Катюшей» без остатка. Композитор провёл не одну бессонную ночь в работе над музыкальным решением композиции, результатом чего стало рождение бессмертной мелодии.

Но текста песни ещё не было, поскольку стихотворение не было завершено. В дальнейшем поэт совместно с композитором стали искать другое песенное решение.

Окончательный сюжет был определён военной обстановкой того времени: участием советских добровольцев в Гражданской войне в Испании, операцией Красной Армии у озера Хасан и предчувствием надвигающейся бури...

Новое звучание «Катюше» придала Великая Отечественная война: в солдатской среде было сложено множество новых вариантов композиции. Катюша выступала и бойцом с автоматом наперевес, и солдатской подругой, и медсестрой, и даже партизанкой, ходившей «по лесам и сёлам узкою тропой» с песенкой веселой, что когда-то пела над рекой». Именем «Катюша» солдаты прозвали и новые реактивные минометы.

Одной из первых исполнительниц стала Лидия Русланова. Случайно услышав «Катюшу» на репетиции разучивающей её певицы, уже через несколько часов Лидия Андреевна спела «новинку сезона» по памяти на концерте в Доме Союзов.

Так же с песней Русланова выступала на фронте — в окопах и под бомбежками. Она дала более 1200 концертов, а на заработанные за фронтовые гастроли деньги купила две батареи «Катюш», которые бойцы тут же переименовали в «Лидуш», и отправила их на фронт.

Вместе с советскими войсками Лидия Русланова дошла до Берлина. Один офицер, увидев её на улице ещё не освобождённого города, закричал: «Куда идёшь?! Ложись: убьют!» — на что Лидия Андреевна ответила: «Да где это видано, чтобы Русская Песня врагу кланялась!»

Со временем «Катюша» разошлась по всему миру: стала гимном итальянских партизан под названием «Свистит ветер», был в Италии и второй вариант легендарной песни - «Катарина», а финны исполняли «Карельскую Катюшу». Союзникам по антигитлеровской коалиции песня также пришлась по вкусу, а после войны её запели даже китайцы...

За создание бессмертной композициипоэту Михаилу Васильевичу Исаковскому была вручена «Сталинская премия», которую он передал землякам. Поблизости от места рождения поэта в деревне Всходы Угранского района Смоленской области был создан Музей песни «Катюша».

Ранним утром 9 мая 1945 года на одном из самых оживленных берлинских перекрестков, заваленном покореженной фашистской техникой и щебнем, лихо орудовала флажком-жезлом молодая регулировщица. Десятки берлинцев наблюдали за ее размеренными и властными движениями, которые еще более подчеркивала строгость военной формы. «Вдруг послышался цокот копыт, - рассказывает поэт Цезарь Солодарь, - мы увидели приближающуюся конную колонну... Это были казаки из кавалерийской части, начавшей боевой путь в заснеженных просторах Подмосковья в памятном декабре сорок первого года. Не знаю, о чем подумала тогда регулировщица с ефрейторскими погонами, - продолжает Цезарь Солодарь, - но можно было заметить, что на какие-то доли секунды ее внимание безраздельно поглотила конница. Четким взмахом флажков и строгим взглядом больших глаз преградила она путь всем машинам и тягачам, остановила пехотинцев. И затем, откровенно улыбнувшись молодому казаку на поджаром дончаке, задиристо крикнула:

- Давай, конница! Не задерживай!

Казак быстро отъехал в сторону и подал команду: «Рысью!» Сменив тихий шаг на резвую рысь, колонна прошла мимо своего командира в направлении канала. А он, прежде чем двинуться вслед, обернулся и на прощание махнул рукой девушке...»

Через два-три часа Цезарь Солодарь улетел в Москву и уже в салоне военно-транспортного самолета набросал первые строчки будущей песни:

По берлинской мостовой

Кони шли на водопой,

Шли, потряхивая гривой,

Кони-дончаки...

Распевает верховой:

"Эх, ребята, не впервой

Нам поить коней казацких

Из чужой реки..."

В этот же день он прочитал стихи братьям-композиторам Даниилу и Дмитрию Покрассам, которые очень им понравились. По их предложению стихи были «усилены» лихим припевом:

Казаки, казаки!

Едут, едут по Берлину

Наши казаки.

Музыку написали к вечеру и, следовательно, песня «Казаки в Берлине» была написана за один день - 9 мая. Вскоре в исполнении Ивана Шмелева она прозвучала по радио, и сразу полюбилась всей стране.

Через много лет народный артист СССР, лауреат Государственной премии Дмитрий Яковлевич Покрасс говорил: «Я горд тем, что нам довелось написать песню, ставшую последней песней войны». Но ведь она была создана 9 мая, уже после подписания безоговорочной капитуляции Германии. И поэтому разве «Казаки в Берлине» не первая песня Победы?

Песни войны сколько их прекрасных и не забываемых. И есть в них всё: любовь, горечь отступления, радость возвращения к родным, картины жизни солдат, рассказы о боевых подвигах моряков и пехотинцев, летчиков и танкистов. Тем и дороги они нам, такие разные, непохожие. Спустя 75 лет они по-прежнему любимы и трогают до глубины души.

Песни времён войны навсегда останутся звучащим памятником мужеству и храбрости советских людей, спасших мир от фашизма.

© 2016 - 2020. «Суджанский колледж искусств имени Н. В. Плевицкой».